на главную

"Дворянское имение Гаффкен" - перевод с немецкого

ДВОРЯНСКОЕ ИМЕНИЕ ГАФФКЕН (с сокращениями)

Гюнтер Хеннеберг. ("Наш прекрасный Замланд", сентябрь 1970г.)

автор перевода: канд. техн. наук В. И. Болучевский

В 1854г. мекленбургский сельский хозяин Отто Вин купил дворянское имение Гаффкен с его хуторами Дамерау, Нёпкеймом, Бартеном и находящиеся в 12 километрах торфоразработки Гермау; кроме того, к имению относился еще эксклав площадью 50 гектаров "Тиргарт", расположенный в Коббельбудском лесу.

Господин коммерциенрат Отто Вин был женат на уроженке Любека по фамилии Крузе и являлся в Кёнигсберге компаньоном в фирме "Эрнст Кастелл, оптовая торговля зерном". Эта фирма процветала и приносила значительную прибыль, которая позволила господину Вину не только купить Гаффкен, но и, сверх того, также заново отстроить Гаффкен с его хуторами. В Гаффкене были заново сооружены все здания, за исключением старого дома, в котором жили два эконома. Точно так же был отстроен хутор Дамерау. Вся усадьба имения Гаффкен была обнесена массивной каменной стеной высотой 2,5 метра. В этой стене были сделаны большие деревянные ворота в направлении на Дамерау, которые открывали дорогу на находящийся в 1,5 километрах хутор Дамерау через аллею, поросшую старыми липами.

Кроме всех хозяйственных построек, были заново возведены и людские дома в Гаффкене и Дамерау, а также просторный господский дом. Далее в Гаффкене была построена новая школа с примыкающей учительской квартирой и с квартирой для замкового садовника. Дача была из желтого клинкера, с пристроенной с восточной стороны высокой башней, как и примыкающий к господскому дому дом администратора. Башню использовали немецкие летчики в качестве точки наводки, когда они летали от моря в Кёнигсберг.

Очень настроенный в социальном отношении первый владелец из семьи Винов позволил в свое время, заглядывая далеко вперед, построить людские дома в Гаффкене очень просторными, так что каждая семья имела две большие комнаты; кроме того, была дана возможность достройки дополнительной комнаты в мансарде. Каждый дом включал четыре квартиры, и каждая семья имела собственный хлев, где она могла размещать своих корову, свиней и домашнюю птицу. Так в Гаффкене появились вдоль сельской улицы на каждой стороне три новых дома батраков и с другой стороны шоссе из Фишхаузена в Пальмникен - большой дом для размещения дополнительной рабочей силы. Каждый дом имел для его жителей очень большой домашний сад, где некоторые семьи сделали еще дополнительные помещения для своего скота, в большинстве деревянные. Гаффкенские квартиры для претендентов на частичную натуроплату за труд были образцовыми для того времени и далеко превосходящими большинство других квартир в замландских имениях, что не в последнюю очередь было причиной того, что семьи оставались поколениями в Гаффкене на одном и том же месте. К школе было пристроено помещение для алтаря, которое соединялось большими двустворчатыми дверями с классным помещением. Здесь проводил богослужения назначенный для Гаффкена пастор из Тенкиттена в каждое воскресенье, во второй половине дня.

Господин ротмистр Майер, который арендовал в 1923г. Гаффкен с его хуторами (лишь занимающий 125 га лес был исключен из сдачи в аренду и находился под управлением самих наследников Вина, совокупно владеющих этим наследством, при надзоре со стороны лесной службы сельскохозяйственной палаты в Кёнигсберге), усовершенствовал начатое еще господином коммерциенратом Вином улучшение материального положения батраков тем, что приказал снабдить все квартиры деревянными полами. Это произошло с согласием господина тайного надворного советника и ординарного профессора Макса Вина из Йены, тогдашнего поверенного общности наследников Вина, основанной в 1882г. после смерти господина коммерциенрата Отто Вина.

Точно так же, как в Гаффкене, были заново построены в то же самое время квартиры для претендентов на частичную натуроплату за труд в Дамерау, а также хозяйственные постройки в Дамерау. Дамерау получил два пятиквартирных дома и один двухквартирный дом, хлев для молодняка скота приблизительно на 200 голов и три больших, массивных, покрытых черепицей амбара. И на хуторе Нёпкейм был заново построен людской дом на три семьи.

В так называемом "Лесочке" было размещено кладбище и для семьи Винов воздвигнута фамильная усыпальница. Это кладбище, окруженное лесом, было одним из самых красивых кладбищ имений во всей местности, и за ним очень ухаживали и содержали в порядке могилы семьи батраков. Для охраны от потравы дичью господин Майер приказал окружить кладбище оградой из проволочной сетки.

Амбары в Гаффкене и Дамерау были массивными, покрытыми черепицей, по 80м длиной, 18м высотой и 16м шириной, так называемые мекленбургские транспортные амбары, только с одним продольным током с одной стороны. Из-за этого при свозе и молотьбе всегда нужно было очень много людей, чтобы доставить зерно в амбарные закрома. Также вымолачивание зерна доставляло трудности, поскольку требовались так называемые "контрпривода" для обеих больших молотильных установок с вентиляторами и прессами для соломы, чтобы попадать с молотильными ящиками в середину амбаров. Обе молотильные установки приводились в действие одним английским локомобилем, который должен стоять обязательно снаружи амбара. Господин Майер хотел устранить недостаток в виде большого употребления рабочей силы при помощи элеватора. Но когда прибыл элеватор Остерридера, оказалось, что он не достает до слухового окна, сделанного между тем только в одном амбаре. Тогда господин Майер нашел выход из положения путем покупки вентилятора - гиганта, который устанавливался в середине амбаров и теперь раздувал привезенное зерно обе стороны.

После продажи пятидесятигектарного эксклава Тиргарт в Коббельбудском государственном лесу и продажи торфоразработок Гермау состояние включало еще приблизительно 1000 га, их которых было около 250 га огороженных пастбищ вдоль Гермауского мельничного ручья и 75 га леса. Лес состоял из "Каустера" площадью 50 га, леска площадью около 25 га, где ранее в середине были заложены карповые пруды, и маленького лесного участка на границе с Годникеном и Бонау. Распродажа леса в Коббельбудском лесничестве состоялась в ходе раздела наследства с единственным потомком умершего в 1923г. старшего сына господина Отто Вина. По инициативе господина ландрата Макса Рётгера, женой которого была Елена Вин, дочь коммерциенрата Отто Вина, в 1922г.была основана общность наследников О. Вина и заключен семейный договор, который имел целью предотвратить продажу земли посторонним постепенно свести состояние в руки членов семьи.

При наследниках О. Вина Гаффкеном управлял администратор. В 1923г. господин ротмистр Эмиль Майер взял Гаффкен в аренду. Господин Майер, который прибыл из округа Грауденц, где он был вынужден отдать свое имение Нитцвальде на образование коридора (так как он приобрел его там лишь после 1909г. и поэтому не смог принять польское гражданство), был очень заядлым сельским хозяином. Он управлял состоянием в три перемены: Гаффкеном, Дамерау и Бартеном, причем в Бартене около пяти лет применялся биологически - динамический хозяйственный способ. Но от этого хозяйственного способа снова отказались из-за стремительного снижения доходов. Господин Майер ввел в Гаффкене выращивание сахарной свеклы как, пожалуй, первое крупное производство. Сахарная свекла поставлялась сначала в Растенбург, потом позднее в Мариенбург и Альтфельде, так как сахарная фабрика в Растенбурге при растущем выращивании сахарной свеклы была полностью загружена и производственная мощность этой фабрики была исчерпана. Несмотря на большие расстояния до сахарных фабрик в Мариенбурге и Альтфельде, это мало обременяло производство, так как груз свеклы без примесей доставлялся фабриками. Производители свеклы были обязаны лишь брать на себя повышенные за счет процентов загрязнения отходы свеклы и, следовательно, получающуюся из-за этого часть груза. В целом отходы за счет процентов загрязнения оставались ниже допустимых процентов, лишь в одном году гаффкенская сахарная свекла имела 55% загрязнения, когда осень была очень сырая и свеклу нужно было доставлять с помощью узкоколейных временных дорог с пашни. Наряду со многими полевыми опытами, которые проводились отдельными синдикатами минеральных удобрений, господин Майер разрешил испытать всю площадь пашни на известь, калийную соль и фосфорную кислоту, и для этого были изготовлены карты. Господин Майер ввел в Гаффкене также возрастающее выращивание разных трав, таких как костер, ежа и луговая овсяница; кроме того, выращивались семена лугового клевера из собственной наличности. Далее в Гаффкене было возрастающее выращивание картофеля, и он поставлял в течение года около 12000-15000 центнеров картофеля. Народному хозяйству поставлялось в год около 10000-12000 центнеров зерна и бобовых, несмотря на большое собственное потребление.

Гаффкенское племенное стадо относилось к основному стаду Восточно-Прусской голландской племенной книги, которая была основана приблизительно в 1883г. Гаффкен выставлял на трех следовавших друг за другом выставках Немецкого сельскохозяйственного общества лучшую породистую корову Германии. Это были выставки Немецкого сельскохозяйственного общества в Эрфурте, Мюнхене и Гамбурге. Все 14 племенных аукционов в Кёнигсберге особенно снабжались здоровыми особями.

В Гаффкене стол собственный отборный жеребец-тяжеловоз, бывший в распоряжении и для чужых кобыл; Гаффкен, далее, выставлял на аукционы Общества тяжеловозов жеребят, которые закупались Обществом племенных кобыл для тяжелых рабочих жеребцов больше всего в Рейнскую область или Бельгию и выращивались управлением имением для продажи. Для высококровных лошадей в Гаффкене было 6-8 кобыл главного регистра тракенского производства. Приплод высококровных кобыл чаще всего продавался в качестве пополнения вермахту.

45-50 племенных свиноматок давали молодняк для откормочного производства свинины. Ежегодно 15-20 вагонов откормочных свиней поставлялось в Кёнигсберг, в компанию по реализации скота. В хозяйстве Гаффкена работало около 150 постоянных работников, в том числе 45 семей - за частичную натуроплату, и около 30-40 дополнительных работников, заключенные из Кёнигсберга, или также бригады польских жнецов, или молодые члены "Стального шлема". В распоряжении предприятия находились 16 упряжек по 4 лошади, 2 бульдозера Ланца по 55 лошадиных сил и дизельный трактор Дойца в 38 лошадиных сил.

По соглашению с поверенным общности наследников О. Вина, в Гаффкене еще в 1939 - 1940гг.было оборудовано место для навоза на 200 голов крупного рогатого скота. Фирма "Бек и Хенкель" из Касселя поставила для этого двигавшийся по рельсам навозный кран, а фирма "Фердинанд Шмидт" из Вердена-на-Аллере построила четыре необходимые силосные башни, где весь год могла собираться поступающая навозная жижа.Кроме того, фирма Шмидта выполнила на месте для навоза необходимые бетонные работы. Навоз нагружался на резиновые тележки при помощи навозного крана, имевшего электрический подъемник большой грейфер с другой стороны. Силосные башни были необходимы, так как Гаффкен располагался лишь на 6 м выше уровня моря. Навозная жижа, которая направлялась из коровника, а также от навозной площадки через трубопроводы к центробежному насосу двойного действия, закачивалась им в силосную башню или для вывоза в тележки, не приходя, таким образом, в соприкосновение с воздухом, благодаря чему предотвращаются потери азота. Сельскохозяйственные эксперты вычислили содержание азота в этой навозной жиже, хорошо перебродившей благодаря круглогодичному накоплению, и установили при этом, что эта навозная жижа имеет намного более высокие показатели азота, чем иная обычная навозная жижа. Это обстоятельство идет особенно в пользу выращивания сахарной свеклы. Навозная жижа перевозилась тогда 4-6 тележками на пашню. Это было второе по величине устройство такого типа в Германии.

В Гаффкене был также поместный молочный завод, построенный господином Отто Вином. Сначала поместный молочный завод производил только сыр, позднее, во времена господина Майера, - лишь марочное сливочное масло, которое всегда приносило награды на выставках Немецкого сельскохозяйственного общества. Масло поставлялось бочками в Берлин. В ходе централизации потом и этот молочный завод, как многие другие, приблизительно в 1938г. был остановлен. Теперь нужно было поставлять молоко сначала в Годникен, а позже - в Касперсхёфен на молочный завод компании. Для этого прежде всего было необходимо приобрести молочные бидоны и молочные повозки, потому что молоко до этого подвешивалось в кадках по 60 литров на одну повозку, которая состояла только из двух прогонов. Молочные повозки на резиновом ходу поставляла вагонная фабрика Штайнфурта в Кёнигсберге. Зимой эта молочная повозка должна была часто запрягаться четверкой лошадей, чтобы преодолевать занесенные снегом дороги и шоссе. Однажды зимой в тридцатые годы снег достигал крон деревьев у шоссе.

Гаффкен имел собственную электрическую станцию, которая приводилась в действие стационарным дизельмотором. Тем же самым источником энергии приводился в действие и молочный завод с его разными машинами при помощи трансмиссии. Той же трансмиссией приводились в движение также обе мельницы грубого помола и очистительный агрегат на складе. В остальном мы имели лишь устройства малой мощности. Подключение к районной электростанции было запланировано и уже подготовлено постройкой массивного трансформаторного здания. Были также уже закуплены все необходимые электрические машины, так что мы потом смогли бы молотить на электричестве. Покупка всех этих машин была, безусловно, в войну очень затруднительна и могла осуществляться лишь с помощью так называемых "железных купюр", которые, в свою очередь, могли добываться только благодаря тому, что большое количество сырой нефти экономится за счет перевозки автоцистернами. Далее экономилось бы тогда также огромное количество угля при обмолоте. Для обмолота урожая было нужно приблизительно 3000 центнеров угля. Сельское хозяйство было тогда крупным транспортным делом: в течение года было необходимо около 150 железнодорожных вагонов.

на главную