Часть I

Раздел первый.

Фишхаузен при замландских епископах

(1305-1525 гг.)

Следующий епископ, Зигфрид фон Рейнштейн, является основателем города Фишхаузен.

Так как кафедральная церковь в Шоневике оказалась слишком маленькой и крепость также не предоставила достаточных помещений для епископа и соборного капитула, епископ Зигфрид построил с одобрения магистра Зигфрида фон Фойхтвангена в 1302 г. собор в Альтштадте Кёнигсберга, поблизости от ворот, которые вели в Лёбенихт, и перевёл туда соборный капитул. Собор в Шоневике остался личной капеллой замландских епископов. Они постоянно жили в Шоневике и ездили в Кёнигсберг только по особым праздникам.

Епископ Зигфрид хотел основать по образцу немецкого рыцарского ордена поселение вблизи своей крепости и поручил четырём локаторам 1 выполнение своего плана Локационная грамота 2 составлена 7 апреля 1299 г. в “Сцоневике”. В ней названы Бернард де Барте, Герман де Гримме, Хенникус Крузе и Хенникус де Бакендорб в качестве локаторов. Они должны были в течение промежутка времени в три года заселить переданную им землю. Они получили полномочия по Кульмскому праву и могли в подходящем для них месте построить ветряную мельницу. Епископ обязался укрепить город рвом и частоколом. В качестве свидетелей были включены Рейнбод де Гейдов и Герман де Блодов 3 . Акт, который соответствует по содержанию локационной грамоте, составлен в тот же самый день 4 . Усилия локаторов, по-видимому, могли быть малоуспешными или даже безуспешными, так как шестью годами позднее епископ взял в свои руки основание города. Поэтому оба документа были аннулированы учредительской привилегией города Фишхаузен и позже употреблены для архивных книг.

Грамота об основании города 5 Фишхаузен составлена епископом Зигфридом 19 августа 1305 г. Тогда же он предоставил гражданам города 40 дворовых участков в вечное пользование с обязательством выплачивать ежегодно в день Святого Мартина 8 марок обычной монетой 6 в качестве налога епископу или его преемникам. Граждане получили подсудность по Кульмскому праву. Во главе городского управления был поставлен общинный староста, имевший право выносить решения. При ссорах пруссов или епископской челяди между собой внутри города и на городских земельных угодьях мог судить только епископский фогт , при провинностях пруссов или епископской челяди перед немцем-горожанином в пределах города выносил решения общинный староста или городской судья. Право производить суд в пределах улиц оставил за собой епископ. Определённое количество хуфов выделенных гражданам пашен, лугов и пастбищ в учредительном документе не названо. Согласно проведённой 19 июля 1692 г. городской инвентаризации 7 , оно составляло 247,5 хуфа земли. До раздела земля была исключительно во владении казны и граждан города. С участков городских земельных угодий, перешедших с тех пор в чужое владение вследствие покупки, выплачивается постоянный налог на наследственную аренду. Поэтому первоначальные границы городской пашни ещё известны сегодня, хотя старые межевые знаки большей частью исчезли.

Епископ предоставил горожанам право рубить в епископских лесах в окружности одной мили столько строевого леса, сколько каждому из них было нужно. Кроме того, они получили в собственность лес Пайзе, который простирался от Неплекена до Меденауского (Ляукского) ручья, и смогли свободно рыбачить во Фришес Хафф вплоть до названного ручья, однако не сетями ниват и штюрланке 8 .

Грамота, переданная городу епископом Зигфридом, была утеряна. Во время войны между орденом и прусскими городами подлинник привилегии был отнят у горожан врагами ордена, хозяйничавшими в Замланде. Поэтому бургомистр , советники и вся городская община обратились в 1475 г. к епископу Иоганнесу III с просьбой выдать им новую привилегию, по содержанию и форме соответствующую привилегии, переданной епископом Зигфридом. В 1475 г., во время вечерни в Михайлов день, она была выдана. Содержание старой привилегии включено в указ епископа Иоганнеса, и весь документ скреплён его печатью. К началу XVII века этот документ был сильно повреждён. Поэтому городской магистрат обратился к курфюрсту Иоганну Сигизмунду с просьбой, чтобы он привилегию “заново конфирмовал и подтвердил”.

В составленную курфюрстом Иоганном Сигизмундом 15 февраля 1613 г. конфирмационную грамоту привилегия 1305 г. включена вместе с записью епископа Иоганнеса. Этот документ был снабжён двумя находившимися в деревянных футлярах печатями, одна из которых, вероятно, принадлежала епископу Иоганнесу, другая – курфюрсту Иоганну Сигизмунду. При разделе пастбищ города в 1839 г. грамота была передана правительственному и земельному экономическому советнику Ровенхагену и, несмотря на усердные хлопоты магистрата, им не возвращена. Она была, якобы, передана в другое место и до сегодняшнего дня не найдена. В архиве магистрата находится много старых копий привилегии 1613 г.

О судьбе и развитии города Фишхаузен в течение первого столетия после его основания сообщений не имеется. Юго-запад Замланда, в том числе город Фишхаузен, избежал ужасов войны, которую вёл орден в это время с поляками и литовцами. Но так как епископы Замланда поддерживали орден деньгами и отрядами, многие жители города также приняли участие в этих боях. 15 июля 1410 г. замландцы героически сражались в битве под Танненбергом под знаменем епископа Генриха III за дело ордена. Войсками епископа, которые вело знамя с тремя красными шапками на белом поле, командовал граф фон Каменц из Мейсена 9 .

И после поражения под Танненбергом епископская часть Замланда осталась верна ордену и принесла большие жертвы, чтобы облегчить его бедствия. Жители обеднели из-за необычайно больших податей, которые велел повысить епископ в своей области для поддержки ордена. Генрих III умер в 1414 г., его преемником стал Генрих IV фон Шауэнбург, который не был ни священником, ни членом ордена и купил епископство Замланда за 3100 марок у папы. Он ещё больше придавил страну высокими податями, которые легкомысленно растрачивал. К тому же вследствие неурожая наступил большой голод, повлёкший за собой в 1416 г. чуму. Большое количество жителей города Фишхаузен и епископ Генрих IV стали жертвами чумы.

Во время тринадцатилетней войны, которую вёл орден в середине XV века против прусских городов и их союзников поляков, Фишхаузен с епископом Николаусом I, прозванным “Трясущейся головой”, верно помогал ордену и тяжело поплатился за свою верность. Фишхаузен стал в этой войне опорным пунктом ордена против взбунтовавшегося Кнайпхофа. Госпитальер Генрих фон Плауэн, который поспешил из Кульма на помощь теснимым рыцарям, послал опекуна Лохштедта, графа Ганса фон Глейхена, из Бранденбурга с сильным отрядом через залив и приказал занять Фишхаузен и Лохштедт. С ликованием было встречено войско ордена в Фишхаузене. Подкреплённые вооружёнными силами епископа рыцари предприняли отсюда военный поход против неверного города, который наконец после тяжёлых боёв снова вынужден был покориться ордену.

Во время этих боёв в епископском замке в Фишхаузене находилось 300 кавалеристов ордена, которые совершали здесь насилия, сверх меры ели и пили и не хотели отсюда уходить. Чтобы удалить нежелательных гостей, епископ Николаус применил хитрость. Однажды утром появился охотник и сообщил епископу, что стадо диких свиней, якобы, было замечено поблизости от замка. Епископ тотчас пригласил своих гостей на охоту, чтобы путём добычи нескольких диких свиней получить хорошее жаркое для кухни. На вопрос кавалеристов, впустит ли он их снова, он поклялся им, что замок для них будет открыт днём и ночью. Однако по возвращении они нашли ворота крепко запертыми. Когда они при этом отчаянно завопили, епископ сказал: “Эй, небо - свидетель, вы достаточно долго были епископами в этом замке, а я - капелланом , отправляйтесь в другой двор и будьте капелланами”. Но так как они напомнили епископу о его клятве, он им крикнул: “Эй, дорогие друзья, я полагал, что должно быть открыто в небо, но не в поле!” Так с насмешками отправил он их прочь от замка 10 .

Чтобы отомстить городу Фишхаузен за поддержку ордена, в 1456 г., в день Святых Симеона и Иуды 11 , данцигцы в количестве 800 человек во главе с Генрихом фон Штаденом и Михелем Эрдманом высадились у Лохштедта, расположились в следующую ночь в Розенбушском лесу, а утром напали на город и разграбили его. Здесь они нашли богатую добычу, так как крестьяне из округи, в страхе перед приближавшимися врагами, укрылись в городе. Враги перенесли добычу на свои корабли, и, хотя был попутный ветер, они ещё не отплывали. На следующий день каждый капитан привёл толпу воинов на сушу, чтобы разграбить и сжечь населённые пункты вокруг Фишхаузена. Тут подошёл из Кёнигсберга капитан фон Бланкенштейн и неожиданно напал на врагов, когда они как раз хотели штурмовать крепость Лохштедт. 300 данцигцев было убито, многие утонули в заливе во время бегства на свои корабли, многие были взяты в плен, среди них и оба главаря. Но экипажи кораблей ушли с добычей 12 .

В 1458 г. датский король Кристиан I побывал в Фишхаузене, чтобы посредничать в заключении мира между орденом и прусскими городами. Но все его усилия были тщетны. Так продолжалась война ещё многие годы, когда от Замланда поступала значительная часть помощи, в которой нуждался магистр для дальнейшего сопротивления. В 1462 г. магистр Людвиг фон Эрлихсхаузен осадил занятый поляками город Фрауенбург. Тогда, чтобы отвлечь магистра от осады этого города, данцигцы и эльбингцы пристали к берегу в субботу ночью перед днём Святого Лоренца 13 поблизости от города Фишхаузен. На рассвете, пока ещё никто не заметил их прибытия, отборный польско-немецкий отряд высадился толпою на сушу, проник в город, взял штурмом и разграбил ратушу и похитил из церкви всю священную утварь и драгоценности, лишь лишённое чаши святое причастие осталось лежать в алтаре. Затем дикая толпа ворвалась и в дома испуганных горожан, чтобы удовлетворить свою алчность. Когда возник спор среди поляков о добыче, главари приказали поджечь несчастный город. Он сгорел дотла, лишь церковь и замок епископа остались нетронутыми. Из дымящихся развалин города разбойничья толпа безнаказанно поспешила на свои корабли и благополучно ускользнула. Только один корабль был отнесён ветром к Фрауенбургу и там со всей своей добычей и с командой попал в руки орденских кнехтов. Магистр приказал колесовать взятую в плен команду, состоявшую из 40 поляков, как преступников против церкви 14 .

28 сентября следующего (1463) года эльбингцы и поляки под предводительством польского капитана Иона Шальского вторично отважились на разбойничий поход в Замланд. Они знали, что в Михайлов день в капелле Святого Адальберта проводился праздник церковного посвящения и что тогда там обычно собиралось большое количество паломников. Поэтому они сошли на берег у Камстигаля, прошли в ночной темноте и под защитой леса мимо Лохштедта и достигли капеллы. Тут же при молитве присутствовали и епископ Николаус и магистр Людвиг фон Эрлихсхаузен со многими начальниками. При этом нападении многие паломники были жестоко убиты, сам магистр с большим трудом бежал пешком в Фишхаузен. Его повозка с находящейся там утварью стала добычей врага 15 .

Заключение мира в Торне в 1466 г. завершило гибельную войну. Только теперь стало возможным для жителей Фишхаузена построить на развалинах разрушенного поляками города новые жилища. Прошли десятилетия, прежде чем город возродился из пепла и улучшилось печальное положение горожан. Лишь при правлении последнего магистра, Альбрехта фон Бранденбурга, Фишхаузен снова добился исторического значения.

Занималась утренняя заря нового времени. Немецкий рыцарский орден выполнил всемирно-историческую задачу своего существования. Разрушаемый извне и изнутри, в разладе с порядками нового времени, задыхающийся под давящим феодальным владычеством Польши, он не смог снова собраться с силами. Магистр Альбрехт фон Бранденбург, который всё ещё не отчаялся в спасении своего ордена, покинул в 1522 г. свою страну, чтобы поискать в Германии совета и помощи для дела ордена. Управление своей страной он передал епископу Замланда Георгу фон Поленцу, который с тех пор в течение трёх лет правил из Фишхаузена скатывающимся к распаду орденским государством.

Епископ Георг фон Поленц был последним и самым значительным замландским епископом, ему был поставлен королём Фридрихом Вильгельмом IV достойный памятник перед порталом церкви в Фишхаузене, поэтому не может быть безынтересным вкратце изложить здесь наряду с его исторической ролью и его жизнеописание 16 .

Георг фон Поленц принадлежал по рождению к благородному роду Мейснерландов. Он изучал в Италии юриспруденцию и был потом юристом при дворе папы Юлиуса II, где в достаточной степени познал большую безнравственность римского духовенства. По неизвестным причинам он покинул Рим и последовал в качестве рыцаря за немецким кайзером Максимилианом I в его военные походы. В кайзеровском армейском лагере находился также маркграф Альбрехт фон Бранденбург, и между двумя людьми одинакового образа мыслей возник сердечный дружеский союз, который оставался нерушимым до самой смерти. Георг фон Поленц последовал за своим вельможным другом в Пруссию, вступил одновременно с ним в орден и сослужил неоценимую службу новому магистру при переговорах с папой и с польским королём. Поэтому магистр Альбрехт назначил его дворцовым комтуром Кёнигсберга и вслед за последовавшей в 1518 г. смертью епископа Гюнтера – епископом Замланда.

Между тем учение Лютера проникло в Пруссию и зажгло в сердце учёного и вооружённого необыкновенным знанием мира и людей епископа Георга священное вдохновение. Он осознал, что проповедь истинного и чистого Евангелия была бы единственным средством духовно и, отсюда, экономически возвысить народ, томившийся в путах невежества и суеверий. Поэтому Георг фон Поленц использовал время своего регентства, чтобы втихомолку склонить священников замландских церквей к новому учению. По его инициативе во всём Замланде проповедовали на немецком языке, упразднили мессы, удалили алтари и иконы и организовали богослужение по евангелическому образцу. В это время произошло преобразование римско-католической церкви в евангелическо-лютеранскую и в Фишхаузене. Но чтобы суметь разъяснить слово Божье и людям, владевшим только прусским языком, в каждую церковь определили на службу переводчиков или толкователей, которые должны были переводить на прусский язык проповедь священника. Это новшество, введённое и в Фишхаузене 17 , долее всего поддерживалось в церкви Санкт-Лоренца.

Так церковная реформа была проведена уже в 1524 г., то есть ещё до возвращения герцога, без всякого сопротивления. Большое участие в этом принял и член ордена Фридрих фон Хайдек, друг и единомышленник епископа Георга, который очень часто пребывал в Фишхаузене, чтобы ревностно обсуждать с епископом осуществление реформаторских планов. Чтобы спасти орден от безденежья и одновременно сохранить простоту евангелического богослужения, Поленц коснулся церковного достояния. Священники обязаны были сдать золотую и серебряную церковную утварь, которая отсылалась в Прессбург для переплавки. Однако при этом епископ натолкнулся на сильное сопротивление и нажил себе много врагов. В письме 18 к магистру он жалуется на своих противников и описывает ему своё положение, при этом он пишет: “Что происходит значительного, это работа и трудности, встречающиеся мне… теперь постоянно”. Церковная община Фишхаузена упорно сопротивлялась передаче церковных сокровищ. Тут Поленц, согласно тогдашнему сообщению одного религиозного противника, проник “с копьями и алебардами в церковь и извлёк всё из серебра и жемчуга 19 ”.

После своего возвращения из Германии Альбрехт фон Бранденбург по совету Лютера распустил духовно-рыцарский орден и сделал Пруссию светским герцогством . 10 апреля 1525 г. он торжественно принял в Кракове от польского короля в лен новое герцогство. Непосредственно после секуляризации орденского государства, 30 мая 1525 г., епископ Георг фон Поленц передал в Кёнигсберге герцогу Альбрехту свою епископскую власть в Замландской епархии, поскольку, как он отметил в продолжительной речи, “во имя христианского порядка и евангелической свободы епископу не подобает иметь столько великолепия” 20 .

Но Поленц удержал звание евангелического епископа. Через несколько дней после своего отказа, 8 июня 1525 г., он вступил в брак с Катариной Трухзес фон Ветцхаузен, покинул затем старую епископскую резиденцию Фишхаузен и переселился в замок Нойхаузен, летнюю резиденцию замландских церковных владык. Осенью того же года он переехал в пожалованную ему герцогом Альбрехтом крепость Бальгу. После годичной совместной жизни его супруга умерла. В 1527 г. он женился во второй раз. В качестве своей второй супруги он избрал Анну фон Хайдек, сестру своего верного друга и соратника. Отныне он жил в Бальге, далеко от шума большого света, тихо и довольствуясь лишь своим духовным пасторством.